[прогулка. киберспорт. тирозин.]

Мне надо было прогуляться. Я отчаянно нуждался в кислороде. Легкое похмелье вторглось в мою размеренную жизнь, и гипоксия явно не способствовала моему «выздоровлению». Немного свежего морозного воздуха — вот что действительно необходимо в таком состоянии.

Вчера вечером, слегка ошалев от бурбона, я нашел небольшое киберспортивное мероприятие, которое должно было состоятся утром следующего дня в одном из киберклубов, которые, на волне всеобщего увлечения соревновательными видеоиграми, как грибы вырастают по всей Москве. Вчера я понимал, что сама идея о том, что я рано встану и полчаса буду телепаться в метро до ближайшего торгового центра, представлялась довольно безумной. Но почему нет?

Сочно приняв завтрак, в который входило достаточно аминокислот и углеводов, я закинулся витаминами, омега-3 и решил принять что-нибудь, что меня взбодрит. Обычно я принимаю с утра одну капсулу L-тирозина и весь день чувствую, как адреналин поддерживает мою бодрость на приемлемом уровне. Но сегодня я решил взбодриться по полной программе, наивно полагая, что пик похмелья придется на самый неудобный для меня промежуток времени. Я принял две капсулы L-тирозина.

Он должен был подействовать примерно через сорок минут, поэтому главным заданием на ближайшее время было не уснуть в вагоне.

Я решил ехать на LAN-турнир по Dota 2, чтобы просто прогуляться, взбодриться, посмотреть на клуб и игроков. К тому, что я совершенно не разбираюсь в дисциплине, примешивалось искреннее любопытство и животный страх о том, что я не успею в вагон уходящего поезда современной эпохи. Хотя нахуй мне нужен этот поезд, я совершенно не имел понятия.

Я вышел на станции метро ЦСКА. Её построили совсем недавно и посреди холла красовались странные статуи мужчин-спортсменов в различных дисциплинах, которые никак не сочетались со разноцветными фресками на потолке, нарисованными в стиле деконструктивизма.

Несколько подряд эскалаторов подняли меня в зимнюю Москву. Создавалось ощущение, будто я поднимаюсь прямиком из ада. Будто мне дали отсрочку, которую я заслужил каким-то хитрым способом, а дьявол не успел поменять правила игры и теперь вынужден выпустить меня погулять.

Я был неподалеку от логова этих ублюдских футбольных фанатов. Их вотчина. Их храм. Колизей, на котором нет ни львов ни гладиаторов. А есть только вшивая толпа неповоротливых свиней, которым обычно и невдомек, что футбольный мяч стоит укротить, а не бегать за ним по всему гребанному полю. В большинстве жалкое зрелище, которое, тем ни менее, вызывает истерический восторг у всяких плешивых садистов.

Я зашел в торговый центр.

Тирозин уже начинал действовать. Сердце обозначало свой будущий стремительный темп и слегка заходилось, как в предвкушении первого свидания. Ноги стали немного ватными, и я мысленно поблагодарил наш век за наличие эскалаторов. Я пожалел о том, что не взял с собой тианин, который помог бы мне справится с тем, что приготовила для меня двойная порция альфа-аминокислоты, принять которую было ошибкой. И учитывая лёгкое похмелье, меня ждала чудовищная нагрузка на сердце.

Ощутив стремительный наплыв тирозиновой волны, я всерьез подумывал молиться о том, чтобы в рюкзаке оказалась плашка глицина. Но в этот момент я вспомнил о древнем спасении, что лежало на самой поверхности нашего бытия. Алкоголь. Внутренний бензодиазепин способен успокоить даже самое шальное сердце. Эта догадка немного купировала нарастающую панику.

Пришлось заглянуть на фудкорт в посиках дешевого поила, которое там представлено во всей красе. Потягивая водянистое пиво, я принялся разглядывать нарастающую толпу. Нахуй они все сюда пришли? Выходной день. В этом гигантском городе внутри гигантского города можно сутками напролет бродить в поисках того, что никогда не найдешь. Кажется, что здесь есть все, что тебе вообще необходимо.

Вот, стремительно толстеющий мужик с дерзкой женой и пятилетней дочкой сваливают на пластиковый стол говеный фастфуд. Кажется, они всерьез вознамерились кормить этим дерьмом ребенка. Мужик ставит свой пластиковый бокал с компотом и косится на меня. Да, чувак, это пиво, которое ты никак не можешь сейчас себе позволить. Враг рядом. Она следит за тобой и готова нанести свой смертельный удар, как только ты дашь слабину. Держись и не сдавайся. Может быть есть шанс на то, что сегодня вечером ты окажешься настолько смелым, что возьмешь себе двушку мерзкого поила в ближайшем к дому пивняке.

Напротив, три девчонки подросткового возраста с визгом заглядывают в бумажные пакеты с фастфудом, будто это подарки на новый год. Куда мы едем?

Рядом со мной садиться халеный клерк с зализанной стрижкой в стиле «я накопил на барбершоп». В его руках гигантская порция крошки-картошки со здоровенными шарами какого-то салата. Выглядят, как снаряды к береговой пушке перовой мировой. Я замечаю дешевый пиджак, туго застегнутый на верхнюю пуговицу. Поля пиджака тревожно натянулись, словно плечи персидского лука. Мужик, как только ты доешь свое монструозное блюдо, эта чертова пуговица сорвется пулей с твоего пиджака и кого-нибудь убьет. Я допиваю пиво и сваливаю, ибо умереть от выстрела пуговицы не входило в мои планы на жизнь.

Пытаюсь найти чертов киберклуб. Эти твари надежно спрятали его глубоко в джунглях из бесконечных шоурумов и полок с дорогой обувью. Они хотят, чтобы я по дороге все это купил. Хер вам. Меня просто так не возьмешь. Я считываю все эти дешевые потуги Спектакля и отвечаю своим отточенным презрением.

Захожу внутрь. Большое и просторное помещение, все обтянутое черным. Единственный источник света — тревожно мелькающие мониторы игроков. Кому в голову пришло построить эту нору? Вы заманиваете сюда людей, а потом вводите их в транс для каких-то своих извращенных целей?

Я опоздал. Турнир закончился. У компов сидело несколько малолеток, матерно обсуждающих какую-то игру. Посередине одинокий черный постамент, на котором покоится монитор с турнирной таблицей. Всем похуй. Чуть глубже в зале, на просторной площадке, пятеро человек в VR-шлемах пытаются трогать друг друга. Это новая порно-игра? Они начнут раздеваться? Такое будущее нас ждет? Чертова нора внутри здоровенного торгового центра, чтобы окончательно покинуть реальный мир. Отсюда не видно неба. Когда мы последний раз смотрели на него? Знаем ли мы насколько оно бывает красивым?

Тем временем мне становится хуже. Первые приступы паники накрывают плавно, но надежно. Мне необходимо что-то сделать, но что именно я не имею никакого представления. Все тело начинает неметь и одновременно рвется в бой. Я судорожно пытаюсь вспомнить, чем грозит смешивание тирозина и алкоголя. Возможен ли летальный исход? Не хотелось бы завалиться прямо к ногам этих пугающих манекенов. При таком количестве тирозина надо брать штангу и со знанием дела включаться в силовую тренировку, а не пытаться найти выход из этого гребанного аквариума.

Но уже через пять минут меня отпускает. Резко. Не чувствуется действие алкоголя, но и тирозин больше не торгует норадреналином по всему организму. Кажется, внутри наступил мир в этой сранной войне. Я отправляюсь домой.

Спускаюсь вниз по эскалаторам.

Огромная колонна аквариума от первого до четвертого этажа. Внутри по кругу плавает разнообразная фауна. Бедняги обречены совершать этот замкнутый путь бесконечно. Спускаясь на первый этаж, я представляю себе, как нижнее стекло аквариума разбивается вдребезги, и тысячи литров солёной воды устремляются в образовавшуюся брешь. Гигантская волна смывает все на своем пути. В сумбурном отчаянии на выход плывут люди, части хрупких декораций и десятки рыб, в последней попытке выжить, не в состоянии сопротивляться внезапному течению. И хорошо, что там нет акул. Они бы точно кого-нибудь покусали в состоянии всеобщей паники. Если тебе суждено умереть, то перед этим лучше всего устроить небольшой пир. Почему нет?

Пугающее и одновременно захватывающее зрелище, за которым точно лучше наблюдать свысока, чем участвовать в этой горькой игре судьбы с маловероятным шансом такого происшествия.

Подходя к своему дому я вижу в окне первого этажа толстого мужика в одних трусах. Он скрупулезно очищает свой подоконник от какого-то дерьма. Кажется, он совершенно не замечает ни минусовую температуру на улице, ни какого бы то ни было стыда. Порой, патологический эксгибиционизм местного населения пугает меня больше, чем мысли о дальнейших планах господа нашего Путина.

Я захожу домой. Путешествию конец. Это просто были пара непростых часов из моей жизни. Аминь, черт возьми.



Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code